«Конструкции и форма»

Формообразование в архитектуре

М. Гинзбург задался практически той же целью — описать в строго геометрических параметрах состояние движения в пространстве. Но при этом он отдавал себе отчет в том, что формообразование в архитектуре и машиностроении далеко не эквивалентные понятия и поэтому переносить результаты теории механизмов в теорию архитектурного конструирования, тем самым автоматически распространяя конкретные достижения научно-технического прогресса на сферу художественного творчества, невозможно.

М. Гинзбург писал по этому поводу позднее: «Ни машина, ни инженерное сооружение не дают нам выразительного пространственного решения, составляющего истинный признак архитектуры». Следовательно, возникает проблема, как перевести понятия и всю формирующую их систему доказательств и логических построений в новую для них область творчества.

По сути «Ритм в архитектуре» и служит «пластическим шарниром», «коэффициентом перехода» между двумя системами (научно-технической и художественно-эстетической) теоретического описания пространственного движения.

Гинзбург приходит к убеждению, что существующее в сфере художественного эстетического творчества понятие, целостно характеризующее движение, — ритм, может эмансипироваться от самого состояния движения и рассматриваться самостоятельно — как эстетический эквивалент движения. И, разумеется, ритм в архитектуре не может не быть связан с процессом конструктивного формообразования.

Обращение к ритму как эстетическому эквиваленту движения вообще было в начале двадцатых годов не новостью. К этому времени ритм стал основным понятием художественного творчества практически во всех видах искусства, поэзии, литературы.