«Конструкции и форма»

Проблемы взаимосвязи конструкции

Год спустя, в 1926 г., попытку такого исследования предпринимает А. К. Буров. Во ВХУТЕМАСе он приступает к работе над диссертацией «Влияние материала и конструкций на форму».

Здесь важно подчеркнуть, что во ВХУТЕМАСе (так же как и несколько ранее в ИНХУКе) теоретическому анализу проблемы взаимосвязи конструкции и формы уделялось большое внимание. При этом исходные положения и общетеоретические предпосылки были, как правило, сходными независимо от того, к какой творческой концепции тяготели впоследствии те или иные авторы и какие аспекты проблемы они разрабатывали более тщательно и глубоко.

Так, например, представители столь разных творческих концепций, как Н. А. Ладовский и И.В. Жолтовский, формулируя теоретические основы своего понимания проблемы формообразования в архитектуре, так же как и Б. Николаев, О. Мунц, М. Гинзбург и другие, исходили из общности природы технического и художественного творчества.

Н. Докучаев, например, развивая эту мысль, также подчеркивал, что «наша задача... установить правильный взгляд на две ипостаси, из которых слагается архитектура: начала искусства и начала техники...».

Обращение к анализу объективных возможностей и закономерностей технического формообразования было одной из самых сильных сторон отечественной теории взаимосвязи конструкции и формы в архитектуре. Оно делало эту теорию строго научной и приобщало к самому современному уровню методологии анализа и синтеза процессов формообразования. При этом архитектурная теория ни в коей мере не становилась вторичной, ведомой, зависящей от конкретных задач и специфики технического формотворчества. На это обращали внимание не только теоретики архитекторы, но и искусствоведы.