«Конструкции и форма»

Теоретическое обоснование преодоления

Теоретические исследования второй половины 30-х годов, рассматривающие различные аспекты взаимосвязи конструкции и формы в архитектуре, профессионально вскрывали объективные предпосылки и условия разрыва между художественными и техническими аспектами формотворчества в архитектурной практике тех лет.

Предпринимались также конкретные попытки найти теоретическое обоснование преодоления этого противоречия. В частности, совместная деятельность А. К. Бурова и Б. Н. Блохина во второй половине 30-х годов в области индустриального жилищного строительства — конкретный пример такой работы. Теоретическое обоснование применения рустованных блоков, сформулированное ими в результате экспериментального строительства жилых домов на Б. Полянке в Москве (1938—1940 гг.) как раз соединяет между собой оба аспекта (художественный и технический) формообразования. В конкретной ситуации своего времени авторы особенно подчеркивают, акцентируют невозможность решения собственно художественных задач архитектуры без реального овладения конструктивно-технологическими возможностями строительного производства.

А.Буров и Б. Блохин ввели этот прием крупноблочного домостроения исходя из того, что достоинством архитектуры (при этом они ссылались еще на Виолле ле Дюка) является правдивое выявление материала и конструкции в архитектуре, а не маскировка их или «подделка» под другие материалы или конструктивные системы, что, по их мнению, создает «ложную архитектуру». Б. Н. Блохин писал в этой связи, что «в строительстве жилых домов в Москве мы приняли блоки рустованными не столько по архитектурным соображениям, сколько по производственно-монтажным».