«Гуманизм искусства»

Конкретно-историческое и диалектико-материалистическое

От судьбы никуда не деться, рассуждает Лилиан Дюнкерк из романа Ремарка «Жизнь взаймы». Какой смысл торговаться со временем? Что такое долгая жизнь? Долгое прошлое! Наше будущее, по сути, всегда длится только до последнего вздоха. Никто не знает, что будет потом. Каждый из нас живет поминутно. Все, что ожидает нас после прожитых минут, - только надежды и иллюзии. Эти горькие истины герои Ремарка усвоили. Но идти дальше, стать борцами они не в состоянии. Их удел - считать, что место, где ты живешь, не имеет ничего общего с самой жизнью. По их мнению, нет такого места, которое было бы настолько хорошим, что за него можно поставить на карту жизнь. И таких людей, ради которых это стоило бы делать, тоже почти нет. Человеческое существование - всегда гонки, где жизнь и смерть бредут рядом. Между тем и «путь наверх» - это тоже хорошо показано во многих художественных произведениях - в капиталистическом обществе, как правило, органически сопряжен с нравственным опустошением людей, утратой позитивных жизненных идеалов. Но выше констатации таких истин буржуазные деятели культуры, даже художники-реалисты, подняться не в состоянии. Модернизм же откровенно превратил страх и отчаяние, неуверенность и безнадежность в свое идейное кредо и тем самым, по существу, отказался от гуманизма и демократизма.

Конкретно-историческое, диалектико-материалистическое понимание искусством социалистического реализма взаимодействия человека и общества, личности и коллектива закономерно приводит его художников к уяснению решающей роли в историческом движении народных масс, пролетарское го самосознания, революционной практики рабочего класса, организованного партией коммунистов.

Классово-партийный подход к анализу социальной жизни впервые в истории позволил искусству осмыслить глубочайшую диалектику человеческого бытия. Человек - коллектив - класс - народ - человечество. Такой предстала диалектика личности и общества и в пашей философии, и в нашем художественном творчестве. Притягательную гуманистическую силу этой диалектики, к вершинам которой никто до классиков марксизма-ленинизма подняться не мог, буржуазия и сегодня жаждет умалить или исказить, всячески пытаясь разрознить взаимосвязанные составляющие ее элементы на отдельные, изолированные звенья, представить их в качестве нормы межличностных и, шире, общественных связей.