«Гуманизм искусства»

Закодированные гены совести

Возможно, наиболее сильная черта в натуре Заболотного - богатая память, этот незаменимый источник человеческих эмоций и мыслей. Светлая и чистая память вдохновляот человека па подвиги, возвышает, активизирует, облагораживает; черная - угнетает, раздражает, суживает горизонты, приучает избегать больших или крутых жизненных дорог. Утрата памяти - тяжелейшее из всех возможных наказаний, с этой утраты начинается постепенный распад личности. Кириллу Петровичу есть что сохранять в памяти, есть что переживать и осмысливать, а поэтому есть ради чего жить. Там, в памяти, в душе - огромный, очаровательный, со временем не теряющий ярких очертаний мир, вмещающий в себя судьбу родного села Терповщины, судьбы тысяч встреченных на жизненном пути добрых людей, а следовательно, его, Заболотного, судьбу. «Откуда вы?» - спросят однажды советского дипломата Молодые зарубежные туристы. «Из - страны Веселых Дождей», - ответит он шутя. «Из Соловьиной Республики. Из региона Пасленов и Глинищ». Хочется продолжить писателя: из безграничного океана народного труда, с высоких гор совести трудящихся людей.

Закодированные гены совести, чувство справедливости, неутомимость, и до сих пор гоняющая Кирпка (так его, маленькою, звали в селе) по широким просторам планеты, которую он знает уже не хуже полтавской Терновщипы, были заложены в детстве, выпестованы добрыми трудовыми людьми. Все, подчеркивает писатель, начиналось с детского «палеолита», когда опыт и знания еще не отягощали душу, а мальчишки уже спрашивали себя: далеко ли до неба? Без сапог обходились, куска хлеба не хватало, но был мир, полный рос и светлых красок, залитый утренним светом. Небо, природа играли зарей, откликались в сердце добром и щедростью. Юная, переполненная мечтами душа находила отраду и в том элементарном мире, где сложнейшей машиной была прялка, а дымящая керосиновая лампа сияла неоном осенних ночей.