«Гуманизм искусства»

Игнорирование диалектики человеческой деятельности

Полный разрыв отношений между личностью и коллективом, абсолютное игнорирование диалектики человеческой деятельности и объективных обстоятельств, в которых она разворачивается, обретают в модернизме свою завершенную реализацию. Индивидуализм оказывается его генеральной эстетической программой. Чем дальше, тем глубже разрушается в модернистском творчестве доверие не только к человеку, но и ко всему общественному, к морали, пауке, культуре, к представлениям о личности как деятельном существе, способном и влиять на жизненные обстоятельства, и изменять их. Дегероизация, распад «человеческого материала», разрушение цельности и ценности героя взяты модернизмом в качестве исходных и конечных параметров измерения человека. Боль и тревога, не дававшие покоя таким выдающимся художникам, как Г. Гейне, Л. Толстой, Т. Манн, Р. Роллан, М. Горький, когда они встречались с человеческими страданиями, неведомы модернистам. «Самоеды и самоотравители» - так А. Чехов называл некоторых из своих рефлексирующих протагонистов - во второй половине XX столетия провозглашены буржуазными деятелями культуры почти единственными героями современности. Модернизм улавливает или констатирует выламывание человека из среды. Путь же вхождения людей в ряды борцов, а тем паче в когорту революционеров для него закрыт напрочь и навсегда. Здесь вопросы порой лишь контурно намечаются, ответы же на них искать бесполезно.

Вследствие всего этого вне эстетических или гражданских интересов остаются у художников-модернистов и проблемы гуманизма. Испанский живописец-сюрреалист Сальвадор Дали принадлежит к тем по-своему исключительным людям, кто вот уже более 50 лет эпатирует западную публику не только параноидальными картинами, но и пропагандирует! себя как экстравагантного писателя, драматурга, даже кинематографиста. Слово «гений» применительно к собственной персоне, и не в юмористическом, а совершенно серьезном смысле, Дали употребляет настолько часто, что даже декаденствующпе дореволюционные поэты (вспомним: «Я - гений, Игорь Северянин»), наверное, были бы шокированы, если бы ознакомились с многочисленными интервью, опубликованной автобиографией, другими публичными акциями модернистского кумира, как он себя именует, предводителя «снобов всего мира», «умнейшего человека» нашего времени.

В таком поведении циничные стремления любыми средствами привлечь внимание к себе нередко смахивают на чудачества душевно нездорового.