«Гуманизм искусства»

Циничные стремления человека

В творчестве Дали следует объяснять вполне продуманной, порой даже чрезмерно рационализированной мировоззренческой платформой буржуазного художника. Теоретическим кредо своего творчества сюрреалист избрал психоаналитическую философскую концепцию личности с ее культом подсознательного и биологического, прославлением инстинктов в качестве первоосновы жизни и поведения индивида. Субъективизм и иррационализм он превратил во всеобъемлющий принцип художественного творчества. Гуманизм и в самом деле ни в коей мере не соприкасается с картинами и книгами этого уже немолодого западного кумира. Поражает и другое. Ничуть не смущаясь, цинично бравируя, Дали восклицает в «Дневнике гения»: «Становлюсь на колени перед сильными»; считаю себя «яростным антилибералом»; «золото меня ослепляет, а банкиры - это великие жрецы религии Дали»; я «поставщик конвульсивной красоты». Пожалуй, такие античеловечные откровения «первооткрывателя параноидально-критического метода» в общем-то неудивительны. Буржуазная заангажированность художника в подавляющем большинстве случаев чем-то иным завершиться и не может.

Пусть это, так сказать, предельный, по-своему редкостный вариант социального и творческого поведения художника в буржуазном обществе. Мы знаем имена Феллини, Антониони, Бергмана, Трюффо, Рене, многих других западных художников, в чьем творчестве за порой заметными модернистскими увлечениями все же звучат хотя бы абстрактно-гуманистические мотивы и человеческие переживания. Говоря же о модернизме в целом как явлении буржуазной культуры, можно без преувеличения считать, что, сколь ухищренно ни использовались бы здесь гуманистические лозунги, оте не выступал, не выступает и не может выступать эстетической интерпретацией реального положения человека в обществе, защитником прав и свободы личности, поборником действительного гуманизма. Претендуя на многое, модернизм ничего реального не предлагает человеку. «Обстругивание» индивида модернизмом - иначе в данном случае и выразиться трудно - непосредственно ведет к полному обезличиванию личности, и, как правило, завершается нулевой степенью человечности, антиэстетизмом и антидемократизмом.