«Гуманизм искусства»

Сложность современной жизни

М. Горький своим творчеством заложил ту ценную традицию, которую и сегодня продолжают художники социалистического реализма. В эпической повести «Мать» действительными героями стали не уныло философствующие «дачники» и «дети солнца», а представители народных масс, рабочие. Именно они выступили творцами нового мира, новой морали, качественно нового гуманизма. Революционная вера, созидание новой жизни для других, ранее голодных и обиженных, путем участия в освободительной пролетарской борьбе, коллективизм и товарищество, неведомые в прежние времена многие иные духовные качества - вот черты, присущие горьковским героям. Это было великое художеств венное открытие. Так родилось искусство социалистического) реализма, ныне ставшее мировой эстетической системой. Он с первых шагов открыто провозгласило свою непосредственную причастность к делам и интересам, тревогам и заботам, к настоящему и будущему трудового народа.

Постигая всю сложность современной жизни, борясь за мирный труд и счастье людей, углубляясь в сложнейшие проблемы эпохи научно-технической революции, наши художники несут знамя творческих принципов, заложенных великим пролетарским писателем.

Прежде всего величие личности, безграничные богатства и оттенки человеческой души вдохновляют мастеров социалистической культуры на новые художественные поиски Я свершения. «Когда я вхожу в лес, - говорит о своем герое, леснике Егоре Полушкине, автор романа «Не стреляйте белых лебедей» Борис Васильев, - я слышу Егорову жизнь, В хлопотливом лепете осинников, в сосновых вздохах, в тяжелом взмахе еловых лип. И я ищу Егора. Я нахожу его в июньском краснолесье - неутомимого и неунывающего. Я встречаю его в осенней мокряди - серьезного и взъерошенного. Я жду его в морозной тишине - задумчивого и светлого. Я вижу его в весеннем цветении - терпеливого и нетерпеливого одновременно. И всегда поражаюсь, каким же он был разным - разным для людей и разным для себя. И разной была его жизнь - жизнь для себя и жизнь для людей. А может быть, все жизни разные? Разные для себя и разные для людей? Только всегда ли есть сумма в этих разностях? Представляясь или являясь разными, всегда ли мы едины в своем существе? Егор был единым, потому что всегда оставался самим собой. Он не умел и не пытался казаться иным - ни лучше, ни хуже. И поступал не по соображениям разума, не с прицелом, не для одобрения свыше, а так, как велела совесть».