«Гуманизм искусства»

Антропологический поворот буржуазной мысли

Органически сопряженная с общественным бытием, внутренним миром и деятельностью личности, проблема человека в непосредственной практике социальной жизни, в конкретном содержании и направленности культуры, а также в идеологическом противоборстве двух миров занимает особое место как по эвристической значимости, так и по собственной специфике. В решении этой проблемы так или иначе выявляются мировоззренческие позиции, обнаруживается ее методологический статус, вскрывается нерасторжимая связь с самыми различными сферами общественного бытия и сознания. В ее интерпретации довольно четко дает о себе знать суть мировоззренческой рефлексии, определяется общая идеологическая сориентированность и классовая направленность идейных поисков. Объясняется это прежде всего тем, что, как подчеркивали К. Маркс и Ф. Энгельс, «если вырвать Я из всех его эмпирических жизненных отношений, из его деятельности, из условий его существования, отделить его от лежащего в его основе мира и от его собственного тела, то у него не останется, конечно, другого призвания и другого назначения, кроме как представлять собою Кая логических суждений»... Так, казалось бы, невинная «виртуозность мышления», «логическое фокусничанье», малейшее нарушение принципов научной методологии могут обернуться - и чаще всего оборачиваются - далеко не беззинными теоретическими, мировоззренческими и идеологическими последствиями.

Антропологический поворот буржуазной мысли наших дней, разумеется, имеет свои глубокие внутренние корни и основания. Как известно, в прошлом идеалистическая философия нередко довольствовалась гносеологическими, нравственными или в лучшем случае педагогическими соображениями по поводу усовершенствования «человеческой природы». Однако чем далее, тем очевиднее обнаруживающееся развертывание антагонизмов капитализма как социально-политической системы, резкое ускорение темпов общественной жизни в связи с появлением на исторической арене социализма и превращением его в объективную социальную действительность, углубление на этой основе роли народных масс, их сознательно организуемой, базирующейся на научном фундаменте коллективной деятельности - все это потребовало от буржуазных философов более пристального внимания к субъективному фактору и его учету в истолковании истории, в первую очередь к той его составной части, имя которой - индивид, человек, личность.