«Гуманизм искусства»

Откровенные антикоммунисты

Откровенные антикоммунисты, и более респектабельные по манере изложения своих суждений буржуазные идеологи, чей показной академизм порой обязывает все же придерживаться относительно спокойного тона высказываний, в своих итоговых, «аналитических» выводах также от истины и гуманизма оказываются на предельно отдаленных расстояниях. Например, американский исследователь, автор и до сих пор переиздаваемой монографии «Личность в современной литературе» Чарльз Гликсберг неоднократно повторяет, будто современный писатель «поставлен перед необходимостью изображать лишь утраченную личность». Желая проникнуть во внутренний мир человека, художник вследствие этого якобы вынужден в такой степени уйти в самого себя, что окончательно утрачивает связь с другими; единственное, в чем он еще может не сомневаться, - это то, что современный человек отчужден, пристегнут к колеснице времени, что судьба ведет его лишь к смерти. Личность теперь, по Гликсбергу, оказывается лишь постоянно меняющимся, неустойчивым потоком зыбких мыслей и чувств; иррациональная и озлобленная, она действует вопреки собственным интересам, она неспособна охватить мир, в котором живет, не имеет осмысленного фундамента своего поведения? Так оправдывается и предлагается в качестве естественной перспективы дегуманизированная капитализмом социальная действительность. Так антигуманизм и модернизм оказываются в одной упряжке.

Парадоксально, но факт: именно теперь капитализм стремится информировать мир о гуманизме и свободе крикливее, нежели когда-либо раньше. Однако к чему сводятся такие идеологические кампании? Какую цель преследует эта «информация»?

Поскольку человек всегда выступает определяющим субъектом и объектом искусства, художественными средствами тоже проповедуется «эгоистическая врожденность» натуры каждого индивида, его фатальная греховность. Называют нашего современника «неандертальцем с компьютером в руках», «тротуарным нулем».