«Гуманизм искусства»

Герои фильмов американского режиссера Р. Лестера

В фильмах «Волосы» М. Формана, «Охотник на оленей» М. Чимино, «Апокалипсис наших дней» Ф. Копполы одни герои снедаемы ностальгией, другие завершают жизнь полным крахом надежд. Здесь убийцы становятся учениками, пацифисты - расистами, мародеры - жертвами и т. д. В «Супермене» и «Супермене-П» - фильмах американского режиссера Р. Лестера - герой, поочередно превращаясь во Всех возможных мифологических, фантастических или легендарных персонажей, повсюду сеет разрушение и смерть. Как отмечали критики, он при всем том нередко выглядит бравым парнем из американских официальных кругов. От начала до конца проникнут отчаянием и разочарованием фильм режиссера В. Тавиани «Луч». Четырехсерийную картину «Эммануэль» и последовавшую за пей двухсерийную «Черную Эммануэль», не взирая на изредка вкрапливаемые авторами философические рассуждения о взаимоотношениях мужчин и женщин, иначе и не назовешь как экранизированным наглядным пособием по сексологии, а точнее - по сексопатологии. Секс здесь выставлен на обозрение во всех без исключения своих вариантах - извращенном и полуизвращешюм, акробатическом и полуакробатическом. То, что у нормальных людей принято вслух не называть, здесь сделано достоянием миллиардов зрителей. Такова далеко не полная, но во всех случаях весьма удручающая панорама современной буржуазной культуры. Мы вполне присоединяемся к выводу М. Ф. Овсянникова, который отмечает: «Мысль о «смерти», «гибели», «кризисе» искусства прошла в XX веке несколько этапов. Нынешний поражает прежде всего своей, если можно так выразиться, этической тональностью: своей как бы удовлетворенностью по поводу «наступившего конца искусства» ...ибо тем самым человечество освобождается от тысячелетней лжи эстетической видимости». На разные лады все чаще и чаще повторяется афоризм: XIX век сказал «бог умер», XX столетие доказало - умер человек.