«Гуманизм искусства»

Мир, по убеждениям Ионеско

Страх гибели и исчезновения мучит всех людей, делает их садистами и мазохистами, одолеваемыми бешеной яростью разрушения или саморазрушения. Каждый ненавидит другого, уличая в нем лишь носителя собственной гибели и неискоренимого страха. Мир, по убеждению Ионеско, состоит из духовно ампутированных и душевно ущербных одиночек, запутанных «дьяволом истории», приговоренных последней к «жестокому времяпрепровождению».

Шаг за шагом, настаивает Ионеско, человек спускается в трясину, непонимание, неведение, тонет в депрессии, превращается в заживо погребаемого паралитика. И никакая философия, никакая наука, мораль или идеология не в состоянии хоть чем-нибудь помочь ему. Мы живем исключительно для того, чтобы умереть.

Вопрошая, решая метафизические ребусы, мы приходим лишь к безутешным отрицательным ответам. Что есть я? Что есть мы? Что есть история? - этого никому не дано понять. «Мы укутаны в грязное тряпье обыденности, живем в ее темном хлеву». Наш удел лишь порой попытаться нащупать электровыключатель: В незнакомом темном обиталище. Только иногда - в сновидениях или творческих фантазиях - люди незначительно расковываются, да и то ненадолго, за похмельем опять следует горькая участь. Обреченности не миновать никому. Жизнь - лишь вечная, нескончаемая драма, не подвластная индивиду. Ничего нельзя изменить или переделать.

Вот квинтэссенция мировоззренческих установок одного из теоретиков театра абсурда. Нетрудно заметить, что о гуманизме здесь не напоминает ни единое слово. А ведь из аналогичных суждений о сущности человека исходили и предшественники Ионеско - непохожие один на другого Пруст, Кафка, Камю, Сартр, Вульф, Элиот, частично или полностью руководствуются его современники - Беккет, Саррот, Бютор, Дали, многие другие деятели буржуазной культуры.