«Гуманизм искусства»

Маленькая человеческая победа

Герой Лене достиг пока незначительного - умения сомневаться и анализировать, и уже в этом - его маленькая человеческая победа.

К неудовлетворенным западным интеллигентам принадлежит и герой романа Жана-Луи Кюртпса «Мыслящий тростник». Марсиаль Англад, так зовут героя, вместе с миллионами своих соотечественников прошел все искушения «общества потребления», изведал на себе ощутимое влияние различных моднейших идеологических доктрин, оказался жертвой этих искушений и влияний - бездуховным существом, человеком-потребителем. Тогда и становится попятной ему очевидная, но в то же время довольно непростая истина: личные удовольствия, блага, предлагаемые буржуазной цивилизацией, - это еще не настоящее человеческое счастье; более того, это чаще всего оборачивается бедой. «Мое» - чрезвычайно зауженный параметр измерения личности, в его оковах легко задохнуться, если не в прямом, то в метафорическом смысле. Лишь в конце жизни Марсиаль уразумел шаткость той почвы, которая выступала опорой его жизни. «Мы, - признается он, - присутствуем при агонии... Западный мир разлагается в трепе... Рай на земле - это быть с теми, кого любишь. По-моему, иного рая не существует...» Жизненные итоги, как видим, не из тех, с помощью которых уничтожают ненавистное прошлое.

Немало точных и тонких деталей бесперспективного существования человека на Западе констатируют в своем творчестве и такие художники, как писатели П. Мейлер, К. Воннегут, Дж. Сэлиндлер, Г. Гессе, Г. Белль, А. Моравиа, Ф. Саган, кинорежиссеры Д. Монтальдо, И. Бергман, Ф. Рози, К. Лидзаии, П. Шрадер, М. Ритт, Л. Висконти, М. Антониони. Однако, как и в выше приведенных примерах, дальше констатации наличных уродств жизни абстрактные гуманисты не идут. Они лишь догадываются порой о чем-то ином, а что это такое, как назвать иную жизнь, как ее достичь - ответы на такие вопросы выше их сил и возможностей. В предыдущие десятилетия нашего века оказались эти вопросы непосильными ни Кафке, ни Прусту, ни Камю, ни Сартру. Исторические рамки абстрактного, внеклассового понимания общества и человека крепко удерживают таких художников в своих строгих границах.