«Гуманизм искусства»

Пути постижения нового человека

На нелегком пути постижения нового человека порой приходится нашему искусству испытывать творческие неудачи. Тем не менее не отдельными просчетами определяется лицо культуры зрелого социализма. И ныне наше многонациональное искусство остается неразрывно связанным с судьбой страны и народа, с идеалами партии, с определяющими этапами и процессами уверенного продвижения по историческому пути к коммунизму.

В напряженном по манере повествования полифоническом романе Ю. Бондарева «Берег» есть глава, посвященная размышлениям героя произведения, бывшего советского офицера, а ныне писателя Вадима Никитина, о месте и роли искусства в общественной жизни. Суждения Никитина обострены не только его привычкой обо всем судить искренне и предельно откровенно - о себе, о людях, о времени, видеть жизненные явления в их удивительных хитросплетениях. Они привлекают и тем, что на сей раз его слушателем и оппонентом оказывается влиятельный западногерманский книгоиздатель господин Дицман, человек противоположных сравнительно с Никитиным мировозренческих позиций.

Дицман, вероятно, для того и пригласил советского литератора в фешенебельный гамбургский ресторан, чтобы спровоцировать его на политически скандальные заявления или вынудить на похвальные слова в адрес западного искусства и буржуазного образа жизни. Книгоиздатель не против пококетничать мнимой свободой собственной мысли, мимоходом задеть и отдельные уязвимые стороны жизни в его стране. Но за всем этим - надменность хозяина, убежденного, что все западное и когда-то, и теперь должно превосходить советское, социалистическое. По его убеждению, западное, буржуазное - от всевышнего, социалистическое же - непременно от лукавого.