«Памятники архитектуры»

Новое отношение к национальной архитектуре

Требовался какой-то новый толчок, чтобы снова пробудить в широких массах интерес к культурному наследию народа, а в правительственных кругах заботу о поддержании и сохранении наследия национальной культуры.

В европейских странах первой половины XIX в. исключительное значение в формировании нового отношения к национальной архитектуре прошлых веков приобрело именно развитие романтизма, причем даже не в архитектуре, а в литературных произведениях, не имеющих отношения к трудам по истории архитектуры и к вопросам защиты ее памятников. Роман Виктора Гюго «Собор Парижской богоматери» сделал, например, в то время больше для охраны памятников архитектуры, чем могли сделать какие-либо постановления французского правительства. «Собор Парижской богоматери» Гюго заставил французов полюбить это прекрасное произведение их национальной средневековой архитектуры, заставил их отказаться от предвзятого отношения к зданиям своего средневековья, как к воплощениям «отвратительного варварства». Этими словами в XVIII в. именовали древнюю архитектуру страны.

Виктор Гюго вернул Парижу полузабытое и казавшееся многим угрюмым остатком феодализма, полуразрушенное, лишенное в период революции своих украшений и статуй, здание. Это был творческий акт, как бы подобный самой реставрации собора, и не даром в одной из бесед, посвященных этому зданию, собеседник Виктора Гюго заметил: «Не важно, кто его строил - это Ваш собор!».

В 1825-1832 гг. Гюго выступил со статьями под общим заголовком: «Война разрушителям», которые явились значительной вехой последовательной борьбы передовых слоев французского общества за сохранение великого наследия искусства и архитектуры страны.