«Памятники архитектуры»

Между «стилистами» и романтизмом в реставрации

Другая сторона, к счастью, стояла на более разумных позициях: «Комиссия, рассмотрев имеющийся материал, признала, что к изменению своего заключения оснований не имеется, т. к. рисунок Гондиуса (1634 г.) не мог бы служить достаточным материалом для полного восстановления памятника, и составленный на основе имеющегося материала проект реставрации... будет не восстановлением исторического памятника, а проектом современного нам храма в стиле русских церквей XII века, что, конечно, не может заменить нам ценные остатки древнего памятника, даже в том виде, в каком они дошли до нас. Остатки эти, кроме формы плана, дают нам наглядное понятие и о технических приемах постройки и материала, из которого строили наши предки».

Между «стилистами» и романтизмом в реставрации было, как мы указывали, много общего. Хотя для романтизма восстановление художественного облика древнего архитектурного памятника было лишь средством усиления его мемориального значения, для «стилистов» оно было главной целью проводимой реставрации. Все же и тут и там работы проводились именно для того, чтобы любой ценой восстановить художественные особенности здания. Поэтому романтизм и «стилисты» в середине века сосуществовали, а отдельные «романтические» реставрации встречались и в конце XIX в.

Между «стилистами» и романтизмом была, однако, и существенная разница. Она заключалась в том, что романтизм в реставрации использовал метод компиляции, а «стилисты» подводили под свои реставрации уже, так сказать, научную базу.