«Памятники архитектуры»

Верность констатации австрийского закона

Очевидно, нет. Ведь разве мы потому восхищаемся, например, Сикстинской мадонной, что она написана Рафаэлем, или потому, что она написана в XVI в., или потому, что она написана в Италии?

Для всякого очевидно, что не указанные исторические сведения, а великое искусство, воплощенное в данном произведении, обусловливает его исключительную ценность. Случаи выявления безвестных картин лишь на основе их художественной ценности, которые лишь позднее получили свою атрибуцию как произведения великих мастеров прошлого, подобно «Мадонне Бенуа» Леонардо да Винчи, подтверждают верность констатации австрийского закона.

Автор введения к австрийскому закону указывает дальше, что эстетическая ценность произведения искусства имеет, в свою очередь, двоякий смысл. Во-первых, в этом произведении нас восхищает, независимо от стиля, характера и существа рассматриваемого произведения, победоносный творческий акт человека, сумевшего из ничего, из разрозненных аморфных материалов создать совершенное и законченное целое. Эта особенность произведения искусства получает свое максимальное воплощение и выражение, когда оно представляется нам во вполне законченном, неповрежденном виде («ценность новизны» по классификации австрийского закона).

И, во-вторых, мы восхищаемся конкретным произведением искусства как таковым, также и потому, что оно удовлетворяет нашим художественным вкусам эту особенность произведения искусства австрийский закон определяет как «относительную художественную ценность», утверждая, что абсолютной художественной ценности произведения искусства, т. е. такой их ценности, которая всегда, во все эпохи обусловливала бы одинаково высокую оценку конкретного произведения, не существует.