«Памятники архитектуры»

Существенное положение новой теории

В конце XIX и даже в начале XX в. в ней повсеместно продолжали еще бытовать укоренившиеся традиции последователей синтетического метода, лишь отчасти сглаженные влиянием новых теоретических трудов и практических работ. Эта отсталость во Франции конца XIX в. сказалась в известной мере даже в формулировках текста французского закона об охране памятников архитектуры.

Одно из основных и очень существенных положений новой теории, высказанное еще Риглем и в той или иной форме выраженное в различных трудах других ученых об имманентной исторической ценности каждого произведения древней архитектуры, являлось аксиомой, не требующей доказательств для научных и официальных кругов всех стран. Это, как мы видели, получило более или менее отчетливое выражение в основных формулировках их законодательств. Во французском законе, в первой его статье понятие «архитектурный памятник» суживается до границ зданий или сооружений, «сохранение которых с точки зрения истории или искусства может иметь национальный интерес». Вместе с тем присвоение тому или иному зданию или сооружению значения «архитектурного монумента» здесь ставилось в зависимость от предварительной его регистрации, от внесения его в утвержденный список памятников архитектуры Франции.

Очевидно, что внесение здесь в определение сущности архитектурного памятника упоминания о его значении для истории было чисто механическим, было лишь уступкой новым веяниям. Историческая ценность любого памятника архитектуры, как внутренне ему присущая, не может зависеть от акта внесения его в тот или иной список.