«Профессия художник»

Путь развития от сюжетов к глубоко философскому осмыслению

В своем творчестве последних десяти лет Жилинский, подобно многим своим ровесникам, прошел ясный и четкий путь развития от сюжетов, обращенных к чувственной, физической красоте мира, к глубоко философскому ее осмыслению. Это ни в коей мере не говорит о том, что художник изменил своему идейно-художественному кредо или же «отвернулся» от больших явлений жизни в сторону малых проблем.

Почему возникла проблема «поэтического портрета», насколько серьезно обусловлена она характером современной жизни? Все более нарастающий ее темп, а особенно наша внутренняя предрасположенность подпадать под магию этой динамики, наша убежденность в том, что так оно и должно быть, заставляют вспомнить слова А. С. Пушкина: «Прекрасное не терпит суеты». Мы убеждены, что нам «не хватает времени» на «праздные», казалось бы, размышления о «красоте сущего», что красота эта осталась где-то там, за городской чертой, что в шумном, переполненном людьми и автомашинами городе поэзии нет места, в то время, как красота и поэзия - это не что-то извне привнесенное, это то, что всегда находится внутри нас.

В жанре поэтического портрета художники стремятся вернуть жизни ощущение поэзии. Умение увидеть, прочувствовать и отобразить красоту в простом,, обыденном, даже домашнем - счастливый дар художника. Поэзия не за облаками, она только тогда и поэзия, когда как верная подруга сопутствует человеку всю жизнь, возвышая и утешая не только во время воскресных поездок за город или походов в музей, а каждый час и каждую минуту. То, что подарили миру «старые голландцы» - их картины будничной, без патетики отображенной тихой жизни, являют собой образец подлинной поэзии.

Известный советский искусствовед Г. А. Недошивин сказал на одной из творческих конференций: «В этой тяге к поэтическому, одухотворяющему образ строю произведения художники почувствовали цену тем мгновениям безмолвия, которые иногда бывают куда более емкими содержанием, чем иные шумные и внешне драматичные ситуации. В тишине будто остановившегося времени лучше слышится голос нравственной требовательности, крупного душевного переживания, нежели в торопливой сутолоке повседневности». Эти слова в полной мере применимы к произведениям Жилинского.